LediLilith
Весь мир и новые коньки в придачу
Первая их встреча произошла, когда Майя была еще совсем крошкой, мало что понимающей в социальном устройстве дроу, но уже знающей, что она – не простая девочка, что ей уготовано быть сильной, мудрой, безжалостной, и делать все, что будет необходимо, для своей семьи, дома До`Урден. В тот раз Майя устала, обучаясь всему, что просто необходимо знать любому ребенку аристократа дроу, и, наверное, задремала… Позже, гораздо позже, Майя поймет, что тогда в первый раз впала в своеобразный транс. Чтобы увидеть… Чтобы встретиться…
Она была в центре небольшой пещеры, сияющей огоньками разноцветных энергий. Рядом с ней кто-то рассмеялся, весело и задорно. Девочка. Девочка ее лет, судя по ее виду, аристократка дроу. Она была одета во что-то переливающееся и сияющее, ее фиолетовые глаза казались огромными на детском личике, а лоб незнакомки украшал венец, так же переливающийся разноцветными всполохами энергий. Девочка в упор взглянула на Майю своими странными глазами и тряхнула головой, рассыпав по плечам копну белоснежных волос:
- Здесь красиво, ведь правда?
Майя с удивлением оглядывала и незнакомую пещеру, и девочку рядом с собой. Наконец, она удивленно спросила:
- Где мы? И кто ты? Как тебя зовут?
- Мы в самом лучшем месте всех миров, но пока я еще не произнесу для тебе его названия, Майя. Меня можешь звать Кьяра, я пришла к тебе, потому что ты будешь моей. Не хочешь ли немного развлечься, пока у нас есть время? Смотри, как я умею!
Кьяра взмахнула рукой, и что-то, лежащее в отдалении и девочек в глубине пещеры, начало шевелиться. Это было довольно точное подобие женщины эльфа-дроу, но Майя поняла, что эта красивая дровийская женщина, уже поднявшаяся в полный рост и замершая, видимо, в ожидании следующих движений-приказаний Кьяры, не была живым существом. И Майя совершенно не понимала, как подобное возможно. Она видела множество изображений и статуй в своем доме, те тоже не были живыми, но ни одно изображение, ни одна статуя не способна была двигаться. Она засыпала свою новую знакомую градом вопросов:
- Что происходит? Что ты делаешь, Кьяра? Что это за существо?
Кьяра громко, пронзительно рассмеялась:
- Это создание не может быть существом, потому что в нем нет жизни. Это кукла, Майя, обычная кукла. – Кьяра проделала несколько быстрых движений, и в ответ на каждое из ее движений фигурка женщины-дроу отвечала точно таким же. – Хочешь научиться так же, Майя? Хочешь быть кукловодом?
Майя словно бы прозрела, увидев, как множество тоненьких нитей, идущих в основном из рук девочки, но и частично из всего остального тела, связывают фигурку Кьяры с безжизненным, но все-таки движущимся подобием дровийки. Девочка решительно закивала, заворожено глядя на ритмично двигающуюся девочку и повторяющую ее движения неживую фигурку-куклу.

После этой первой встречи Майя и Кьяра встречались не так уж часто, и периодичность их встреч была для Майи непредсказуема. Они вместе роли, чем взрослее становилась Майя, тем взрослее становилась и Кьяра. Эта девочка, а, позднее, девушковилась все красивее. Кьяра была, наверное, красивее любой верховной жрицы Ллос. Майя иногда укоряла себя за такие сравнения, но никогда не делала их вслух. Так же никогда никому она не рассказывала о своих встречах с Кьярой в той странной пещере, которая с годами тоже менялась, становилась все больше, более обжитой, и все менее похожей на пещеры дроу. Майя никогда не рассказывала о Кьяре, а саму ее никто ни о чем подобном не спрашивал.

Занятия в Академии не помешали Майе продолжать время от времени видеться с Кьярой, чтобы учиться и совершенствоваться в том, что ее давняя теперь уже подруга называла искусством быть кукловодом. Место, где она оказывалась вместе с Кьярой, было для Майи самым безопасным, и от прекрасной девушки с фиолетовыми глазами младшая принцесса дома До`Урден не ждала удара в спину.
Майя не понимала, кто эта прекрасная дровийка, порождение ли ее фантазий или ее скрытого безумия, но зато знала, что может не опасаться Кьяру – у той было, кажется, все, чего она только может желать. Да и сама Майя, по словам девушки в сияющих одеждах, принадлежала Кьяре, так что та вряд ли что-то выигрывала от ее смерти. Именно поэтому, возможно, Майе было легко учиться у Кьяры ее искусству, и может быть потому, что в случае ошибок ее не ждало наказание, а лишь ирония, холодный смех, предположение, что девушка находится сегодня не в лучшей форме, и предложение попытаться усвоить урок еще раз. Или несколько раз. Столько раз, сколько понадобится, чтобы Кьяра стала уверенной в ее понимании.
К концу обучения Майи в Академии их занятия с Кьярой тоже изменились. Однажды фиолетовоглазая дровийка сказала своей ученице:
- То, что ты делаешь с куклами, Майя, ты можешь точно так же делать и с любыми мертвыми телами. Точно так же выпускаешь нити, связывающие тебя с телом, и заставляешь его делать то, что тебе захочется. Вот, смотри.
Теперь на месте, обычно занимаемом куклой, лежал, свернувшись в клубочек, труп женщины. Вот Кьяра поднимает руки, отдавая безмолвный приказ, и труп поднимается на ноги и делает несколько шагов, ведомый ее волей. Вот Кьяра делает несколько движений руками, и труп послушно отзывается на каждое движение руки красавицы с фиолетовыми глазами, соединенный с ее чуткими, умелыми руками десятками невидимых сияющих нитей. Вот Кьяра делает еще одно движение, и труп, лишенный поддержки ее воли, бесформенной грудой оседает на пол пещеры. Девушка поворачивает голову к своей подопечной:
- Теперь попробуй ты, Майя. Это почти ничем не отличается от того, что ты давно уже научилась делать.
Майя кивнула, и потянулась руками, выпускающими разноцветные нити, и разумом к мертвому телу, оставленному волей Кьяры. Если у ее наставницы это получилось, то и она, Майя, тоже сумеет совладать с этим искусством.

Самые частые встречи с Кьярой, самые трудные ее уроки приходились на то время, когда Майя училась в Академии. Возможно, именно поэтому Майя До`Урден не стала лучшей выпускницей Академии, ведь ей было еще чему учиться, и там, в своих трансах-снах, она оказалась весьма старательной и прилежной ученицей. Однако ее время обучения в Академии завершилось, когда дом До`Урден сплотился перед угрозой войны. Теперь, когда Майя жила в собственном доме, Кьяра довольно редко удостаивала ее встречи – не чаще, чем раз в пол года, а то и реже.
Несомненно, у Майи в то время были свои заботы – заботы жрицы-принцессы о собственном доме, бесконечные попытки угодить матери Мэлис, которая из-за нестабильности положения дома и немилости Ллос становилась все более нервной и нестерпимой, время от времени посещавшие ее мысли о постоянно преследующей всех членов дома До`Урден смертельной опасности из-за утраты благоволения богини. Все это было так не похоже на редкие встречи с Кьярой, которая теперь почти всегда была довольна успехами своей воспитанницы, и как никогда была щедра на похвалы.
Но что Майя могла изменить в своей жизни? Она должна преуспеть, добиться как можно более высокого положения в собственном доме и в обществе Мензаберранзана, а для этого ей нужно было в первую очередь выжить. Уроки, данные Кьярой и отлично усвоенные Майей, на первый взгляд, вряд ли могли помочь младшей жрице в науке коварства, интриг и выживания в обществе себе подобных.

Еще одна встреча у Майи и Кьяры состоялась после того, как дом До`Урден стал жертвой двойного предательства и пал. Майя плохо помнит ту битву. В какой-то момент, может быть, тогда, когда младшая жрица потеряла сознание из-за сильного удара по голове, ей пригрезилась та же пещера, где она оказывалась вместе с Кьярой множество раз, но в этот раз сама Майя лежала на холодном камне алтаря, точно зная, что чье-то ритуальное оружие сейчас занесено над ее беспомощно распростертым телом.
Спасения не было, Майя прекрасно понимала это. Она зажмурилась, приготовившись принять на себя последний удар, раз уж никак не сможет защититься. Чтобы умереть с достоинством. Чтобы преодолеть свой страх перед смертью… Голос Кьяры раздался совсем рядом, нежная рука наставницы легонько коснулась ее щеки:
- Ну нет, Майя, так не пойдет. Ты моя, ты принадлежишь мне, и я никому не позволю отнять тебя у меня.
Женщина-дроу помогла Майе подняться с алтаря, бережно поддерживая. Кьяра оглядела свою подопечную, видимо, убедилась, что та сумеет стоять самостоятельно, и провозгласила торжественно:
- Ты моя, Майя До`Урден, и я заявляю на тебя свои права! Отныне каждый раз, когда ты будешь молиться, ты будешь в своих молитвах обращаться к мести и смерти, и всегда ты будешь вспоминать Кьярансали, ставшую твоей госпожой на всю твою жизнь!
Кажется, тело богини сейчас заполнило всю пещеру, настолько могущественной и величественной она стала. Это по прежнему была прекраснейшая из женщин-дроу с фиолетовыми глазами, но теперь вдруг Майя обрела полное понимание, кто заботился о ней все эти годы, приходя раз за разом в видениях, кто учил ее некромантии, щедро делился своей силой. Майя могла гордиться, что по каким-то причинам Кьярансали выбрала ее, и она медленно, торжественно опустилась на колени перед свой богиней, безмолвно признавая ее власть над собой и свое полное, безоговорочное подчинение.

@темы: творчество